Гимбатов и Дыдыкин стали новенькими ХК "Металлург" (Новокузнецк)

Чинг Джонсон - член Зала славы НХЛ

Иван Уилфред Джонсон родился седьмого декабря 1898 года в Виннипеге, Манитоба. Но, невзирая на то, что наиболее хоккейного места, пожалуй, было не придумать, начал Иван совсем не с хоккея. В детстве и юношестве он предпочитал футбол и лакросс. Может быть, конкретно эти виды спорта посодействовали ему стать одним из самых твердых игроков собственного времени. Но это будет позже, а ранее - три года, начиная с 1916-го, службы в Канадской армии в составе артиллерийского расчета на полях схваток Первой Мировой войны во Франции. Возвратился домой Джонсон в 1919 году, и вот тут-то и началась его хоккейная карьера.

Ранее момента он никогда не воспринимал роли в каких-то хоккейных чемпионатах. Так, лишь гонял шайбу с друзьями. Его первой лигой стал Старшая хоккейная лига Виннипега, в какой он дебютировал в составе клуба «Виннипег Монархс». Два года Джонсон отыграл за «монархов», в одном из сезонов набирая наиболее 1-го очка за матч, что для защитника являлось показателем наиболее чем красивым. Потом он переехал в городок Эвелет, штат Миннесота. Тут он сезон отыграл в местных «рейнджерах», после этого сменил клуб на «Миннеаполис Миллерс» из Любительской хоккейной ассоциации Соединенных Штатов (USAHA). И конкретно в составе «Миллерс» Джонсон, ежели можно так огласить, расцвел. Два раза, в сезонах-1923/24 и 1925/26 он врубался в символическую сборную лиги как наилучший защитник. В особенности ему удался крайний сезон в USAHA (1925/26), в каком он за 38 матчей забросил четырнадцать шайб, набрал 19 очков и заработал 92 минутки штрафа.

Конкретно в это время Иван Уилфред Джонсон получил свое 1-ое прозвище - Иван Страшный (Ivan the Terrible) - за собственный беспощадно-зубодробительный стиль игры в защите. Но навечно устрашающий никнейм к нему не «прилип». Скоро болельщики назвали его новеньким именованием, под которым он и стал более известен в хоккейном мире, - Чинг. История происхождения этого прозвище не совершенно обычна: невзирая на свои ирландские корешки, снаружи Джонсон быстрее напоминал азиата. Потому вначале его начали именовать Чайнамэн («Китаец»), потом это трансформировалось в Чинк, а уже опосля того - в Чинг. Ну а главной «фишкой» Чинга Джонсона была его улыбка, которая постоянно сопровождала каждый силовой прием с его ролью - сам он его использовал либо против него - не имело значения. Таковая спортивно-злая «веселость» не могла не подкупать зрителей, которые были в восторге от его игры и стиля.

Но скоро эпоха любителей подошла к концу, и Чинг Джонсон, вкупе со своим партнером Тэффи Абелем был приобретены лишь что сделанным клубом «Нью-Йорк Рейнджерс». Это был сезон-1926/27, Джонсону было уже 28 лет, и он резонно подразумевал, что подписанный им с «рейнджерами» 3-х летний договор будет единственным в его карьере. Как сильно Чинг ошибался!

Дебютировал в составе «рейнджеров» он шестнадцатого ноября 1926 года, в первом же матче в истории знаменитого клуба. В том матче они со счетом 1:0 обыграли «Монреаль Мэрунз». Правда, 1-ый сезон полностью Джонсон отыграть не сумел из-за перелома ключицы, проведя в составе «Нью-Йорка» только 27 матчей из 44. Но, невзирая на это, он стал вторым в команде по количеству штрафов, заработав в итоге 66 минут. Ну а во 2-м сезоне в НХЛ, набрав 16 очков в 42 встречах и установив собственный личный рекорд по голам (10) и количеству штрафных минут за сезон (146), он посодействовал собственному клубу выиграть основной хоккейный трофей - Кубок Стэнли. По итогам того сезона он одолел в голосовании посреди болельщиков за звание самого ценного игрока команды.

Но продолжить в том же ключе у Чинга Джонсона не вышло. Он играл в зрелищный силовой хоккей. Это, непременно, нравилось болельщикам. Но в то же время это был очень рискованный стиль. И Джонсон повсевременно рассчитывался за это, имея множество травм и повреждений. Так, в декабрьской игре сезона-1928/29 против «Мэрунз» он получил перелом лодыжки и загремел в госпиталь. Пару дней спустя он и совсем чуть избежал смерти, когда больница, где лежал Джонсон, сгорела. К счастью, его успели эвакуировать, но постоянный сезон оказался для него потерянным. Зато к плей-офф Чинг восстановился и, нужно признать, существенно укрепил оборону «Рейнджерс» и посодействовал 2-ой раз попорядку добраться до финала. Правда, одолеть в финале «Бостон» в том сезоне им не удалось.

Опосля сезона-1928/29 договор Джонсона истек и он, полностью справедливо, пробовал достигнуть от клуба увеличения зарплаты. Переговоры затянулись, и Джонсон не сумел начать сезон вкупе с командой. Соглашения удалось достичь только в ноябре. В итоге Чинг провел 30 игр в том сезоне, пока вновь не получил травму (на этот раз перелом челюсти). И вновь к плей-офф Джонсон восстановился, правда, на этот раз серьезно посодействовать команде не сумел, потому что его деяния серьезно осложняла железная маска, которую он был обязан носить.

Последующие три сезона прошли под знаком Чинга Джонсона. В сезоне-1930/31 он провел все 44 игры сезона, получив звание лучшего защитника команды и включение во вторую символическую сборную лиги. В последующем сезон Чинга уже включили в первую сборную звезд, к тому же он только на один глас уступил в голосовании за Харт Трофи - приз самому ценному игроку лиги. Ну а в сезоне-1932/33 Джонсон провел топовую в собственный карьере регулярку, набрав 17 (8+9) очков, вновь был включен в сборную звезд, а в плей-офф посодействовал собственному клубу одержать восемь побед и выиграть 2-ой Кубок Стэнли в истории!

В сезоне-1933/34 Чинг слегка сбавил обороты, но вновь был включен во вторую символическую сборную. К тому же он был приглашен для роли в первом в истории НХЛ «Матче звезд НХЛ». Целью того матча был сбор средств для Эйса Бейли из «Торонто», карьера которого оборвалась в итоге жесточайшего силового приема сначала сезона.

В летнюю пору 2-ой 3-х летний договор Чинга Джонсона с «Нью-Йорк Рейнджерс» истек, и он вновь планировал завершить карьеру. Да и на этот раз этому не судьба было случиться. Наиболее того, договориться с клубом ему удалось до старта сезона, который он вновь не сумел провести полностью. Причина? Очень очевидная для Чинга - очередной перелом. И опять, не изменяя для себя, он вышел на решающие матчи, правда, посодействовать «рейнджерам» захватить свещенный трофей не сумел.

Перед последующим сезоном (1936/37) «Рейнджерс» договорились с Джонсоном о том, что параллельно с выступлением в составе команды он возьмет на себя к тому же обязанности тренера защитников. Но в 35 стартовых матчах сезона он не сумел набрать ни 1-го очка. Не считая того, он начал получать приглашения из низших лиг на пост тренера. Всем было понятно, что Чинг Джонсон стал очень медленным, и по обоюдному согласию они расторгли соглашение с клубом. Правда, в сезоне-1937/38 он все-же попробовал продлить свою карьеру на льду, отыграв очередной год в составе «Нью-Йорк Американс». Но, как и в прошлом сезоне, он не набрал ни 1-го очка и сейчас уже совсем завершил свои выступления в НХЛ.

40-летний Чинг Джонсон отлично осознавал, что в НХЛ больше играться не может, но вот для собственных «Миннеаполис Миллерс» он еще полностью годился. В итоге еще два сезона он провел в качестве играющего тренера «миллеров» в Американской хоккейной ассоциации (AHA), мгновенно став главной звездой лиги. Опосля завершения карьеры игрока в 1940 году Джонсон тренировал в Калифорнии, а позднее в Вашингтоне местных «львов» из Американской хоккейной лиги (AHL). Ну а чуток позднее он стал рефери в Восточной хоккейной лиге (EHL).

Здесь нельзя не упомянуть о одном смешном случае, потрясающе характеризующем Чинга Джонсона. Во время одной из игр в 1944 году, которую он обслуживал в качестве лайнсмена, он нежданно «встретил» игрока одной из команд, применив мощный силовой прием в стиле самого себя времен «Рейнджерс». Этот момент, конечно, шокировал всех очевидцев, но в итоге вызвал больше улыбок, ведь игрок, которому досталось от судьи, отделался только легким испугом. Опосля того матча Джонсон попробовал разъяснить собственный поступок, сказав, что это «инстинкт, с которым ничего нельзя поделать».

Чинг Джонсон, для которого главным инстинктом всю карьеру был и оставался один единственный - впечатать в борт все, что движется мимо тебя, был включен в Зал хоккейной славы НХЛ в 1958 году. Существенно позднее, в 1994-м, он был также включен в Залы славы спорта и хоккея провинции Манитоба.