Слуцкий: Хонда может доказать, что готов играться в любом клубе мира

Язык недельки. Александр Кокорин

О сверхспособностях

- Что могу успеть за 19 секунд, не считая как гол забить? Промолчу (смеется). Много чего же могу.

О возрасте

- Могу ли представить себя на поле в 39? Честно говоря, нет, не могу. Ежели не на поле, то где? Пока не знаю. Где-нибудь с семьей. Далековато. Заграницей.

О кумирах

- Роналдо! Не тот, о котором все поразмыслили, а старенькый. Зубастик. Вот кто был детским кумиром.

О деньгах

- Вижу, что игроки определенного уровня получают надлежащие средства. И понимаю, что должен зарабатывать столько же. Зарплата в данном случае - доказательство статуса какого-то, правда? Когда ты играешь за сборную, забиваешь за клуб…

О дружбе

- Было весело выяснить, что, смотря на наши снимки, кто-то задавался вопросцем: «А какой они ориентации?». Я для вас все объясню. Я знаю Пашу чрезвычайно издавна, еще со школьной скамьи. На поле мы соперничаем, но в жизни мы огромные друзья. Он мне как брат

О наставниках

- Я благодарен Кобелеву, Силкину и Петреску. А о Божовиче я совершенно не желаю говорить. При нем я не играл, это было морально чрезвычайно тяжело. В особенности тяжело поэтому, что человек не пожелал ничего разъяснить, ни 1-го людского разговора у нас так не состоялось! Все, что я слышал от него, одни лишь шуточки. И воспоминания мои о нем надлежащие.

О ЧМ-2018

- Мне по сути все равно, кто будет принимать игры чемпионата. Но считаю, что исключение Краснодара - минус. Футбольный город! Не знаю, почему так решили. А еще непонятно, почему Валуйки (город в Белгородской области, где Кокорин родился. - Прим. «СЭ») в качестве кандидата даже не рассматривались. Вровень с Москвой они должны были быть претендентами № 1. (Смеется.)

О возвращении

- Постоянно найдутся недовольные, - отметил Кокорин. - Лишь чрезвычайно охото, чтоб негатив не перекидывался на команду, чтоб не было провокаций во время матчей. Ежели у кого-либо будут вопросцы, готов встретиться на базе и все обсудить.

О прошедшем

- Вообще-то «Динамо» начало проявлять энтузиазм ко мне задолго до перехода, но я никуда уходить сначала не собирался. А позже в «Локомотиве» появились препядствия с контрактом: новейшие руководители клуба меня практически не замечали. И тогда решили с папой, что нужно соглашаться на предложение бело-голубых. Оно было суровым.

О судьбоносном

- Я приехал на просмотр в «Спартак», и мне тривиально не дали белоснежную футболку, чтоб поучаствовать в игре. Произнесли: пока не приобретешь за деньги, на поле не выйдешь. Ну, отец побежал, отыскал кое-где майку неописуемого размера. В итоге я в ней все-же вышел, как Филиппок. Все стало ясно. Начал паковать чемодан. Ты приезжаешь из места в 700 км от Москвы, а к для тебя такое отношение. Ни при каких обстоятельствах не утверждаю, что я был весь таковой великий, но можно же поступить по-человечески и нормально в деле поглядеть.