Обухов: опосля удаления игрока у Болгарии нам стало легче дышать

Повелители и шуты. Репортаж о Денисове (18+)

Есть сцены из кино, которые не запамятовать.

Бельмондо уверенным шагом направляется к вертолету. Штирлиц глядит на стаю пролетающих птиц. Терминатор опускается в раскаленный сплав, подняв большой палец наверх. Молоденький лейтенант из русского кинофильма про войну с пистолетом идет на танк.

А вот субботняя сцена. Закончился матч. Денисов подступает к разинутой пасти зенитовских секторов, пьяных голом Кержакова. Без щита, способного заслонить от стрел. Без костюмчика, который мог бы защитить от грязищи. Аплодирует. Прикладывает руку к сердечку. Маленькой поклон. Разворачивается. И слышит в спину: «Ты - продажная ш…а».

Герой Бельмондо осознавал, что снайпер выстрелит в него и попадет. Штирлиц знал, что не скоро возвратится туда, где в небольшом саду созрели вишни, наклонясь до земли. Терминатор - что расплавится. Лейтенант - что «Тигр» вомнет его в травку.

Денисов - не дурак. С виражом он плыл в одной лодке с 2001 года. Помнит повадки, реакции и пристрастия фанатов «Зенита», наиболее того, в некий мере был идеологом их неких доктрин. Когда опосля финального свистка, дождавшись, пока игроки разбегутся по раздевалкам, он в одиночестве побрел к гостевой трибуне, то сознавал - не мог не сознавать, - куда и на что идет. Не верил в прощение, в осознание, в ответные чувства. Верить - неразумно и тупо.

Но Денисов все равно пошел.

***

Крайним, что ласкало его слух, стало:

«I, I follow, I follow you

Deep sea baby, I follow you…»

Песня, которую крутили во время предматчевой разминки, не оставила Игоря флегмантичным. Не удержавшись, он несколько раз похлопал себя в такт по ногам. Зная нрав и характер Денисова, можно огласить, что Игорь плясал. С лица не сползала восковая, кукольная ухмылка.

Увидав Денисова опосля недолгой разлуки, заухмылялся и выглянувший из подтрибунного Спаллетти, разгладивший по этому случаю миллион морщин на лбу.

***

Улыбочки и радостные песенки быстро закончились. Им на замену пришли непрекращающийся дождик, свист, взаимные оскорбления, гром, молнии и пара забитых мячей. На мотив «Катюши» поклонники из Петербурга положили стихи: «Эй, Денисов, развали их “днище”, развали, как развалил “Анжи”. Вступившись за новейшего фаворита, динамовцы ответили: “Раз, два, три!” Их неслаженный хор быстро потонул в недовольном гуле и свисте. В шоу “Глас” хозяева проигрывали гостям в одну калитку практически всю игру, кроме разве что заключительной 20-минутки.

Кроме устного счета, на свежайшие идеи динамовские поклонники оказались не горазды, ежели не считать предматчевого баннера с портретом не так давно погибшего фронтмена “Короля и Шута” Миши Горшенёва. Молвят, певец посиживал на наркоте и переборщал с алкоголем, подавая своим молодым фанатам дурной пример, но при всем этом все равно исполнял отличные, почти всеми возлюбленные песни. Про мертвых - или отлично, или никак. Можно только представить, что упоминание Горшенёва стало еще одним завуалированным ответом на давнее уродливое полотно про Яшина, ставшее апогеем войны меж жестоко враждующими фанатами 2-ух команд.

Зенитовские сектора ежели и превосходили динамовцев в выдумке, то ненамного. Еще одну песню, на музыку “Собаки Баскервилей” от “Ленинграда”, кажется, уже не раз слышал в собственный адресок Ионов, когда приезжал в Петербург.

Еще гости Подмосковья реагировали на каждое касание мяча новеньким динамовцем свистом. Правда, даже в их обычном репертуаре хватает хитов. Питерские фаны - из числа тех, кто реально поет. На каждую оскорбительную песню приходится 2-ая - в поддержку собственной команды.

***

Пока футболисты мокли, а немногие болельщики, на которых лилось с краев крыши, открывали зонтики, на лавке запасных “Зенита”, где собралось несколько 10-ов миллионов евро, правило оживление. Нету и Лукович хохотали в полный глас. Не попасть в такую погоду в стартовый состав - естественно, фуррор.

Кержаков, Быстров, Зярынов, Бухаров источали меньше оптимизма. Выражение лица Кержакова перед началом матча - дистиллированный злой сарказм. Перед тем как незначительно размяться незадолго до стартового свистка, форвард пару раз откинул от себя мяч, как будто стараясь приберечь силы для первого с ноября гола в чемпионате России.

Забитый мяч он вынашивал как малыша, даже подольше 9 месяцев.

***

За воротами дежурили специально обученные люди с огнетушителями и ведрами, полными песка, но организаторы матча и тренерский состав “Динамо” свели возможность срыва матча из-за новейшей петарды фактически к нулю. Кроме сеток, натянутых как струна, без единой прорезанной дырочки, от метателей предохраняли пластмассовые стекла пару метров высотой. Да, их установили не на данный момент, а еще перед началом сезона. Но все соображают, ради каких матчей это делалось. Уж точно не ради “Динамо” - “Волга” либо ЦСКА - “Кубань”.

2-ой частью операции “Анти-петарда” стал выход в стартовом составе Романа Березовского. “Гол пропусти!” - прокричали поклонники гостей в адресок бывшего зенитовца с нескрываемым почтением. В добавленное время Березовский их пожелание исполнил.

***

О умении болельщиков проносить запрещенные вещи в потаенных местах слагают легенды. В перерыве на зенитовской трибуне откуда-то извлекли темный мусорный бачок и метнули в сторону ворот. Благодаря стеклу и сетке ни один вратарь не пострадал.

Высочайшая посещаемость чемпионата России.

***

Шла 52-я минутка, когда прозвучал 1-ый взрыв. Его предназначили Антону Шунину. Как и 1-ый по-настоящему матерный “заряд”. Даже умопомрачительно, что болельщики не додумались что-то взорвать на 37-й минутке. Либо опосля того, как счет стал 1:0.

***

Повторный дебют за “Динамо” Александра Кокорина, съездившего в отпуск не в Майами, а в “Анжи”, интриговал. Вера в футбольный талант форварда пересилила неоднозначность его отлучки: почти все болельщики бело-голубых приветствовали его стоя. Кто-то свистел, но эти звуки поторопились списать на замененного Смолова. Хотя они навряд ли предназначались вымокшему Федору. Свист раздался, когда Кокорин лишь возник на бровке, а номер замененного еще объявлен не был.

***

“Динамо” подкупает тем, что в который уже раз празднует гол кучей-малой с ролью Дана Петреску. Когда команда, чуток что, дружно несется к собственному тренеру, не охото верить в расхожие слухи о том, что румын работает под микроскопом и гарантии ему выписаны только до зимы, а потом итог оценят по всей строгости. Вот не будет, молвят, Петреску посреди фаворитов - не будет его вообщем.

Результативный удар Джуджака принудил задуматься: а с кем отпразднует Кержаков, ежели вдруг забьет? Ответ оказался предсказуем. Обнявшись с партнерами и поприветствовав болельщиков вскинутой рукою, нападающий даже не бросил взора в сторону тренера, сдержанно ликовавшего около лавки.

Спаллетти навряд ли получит приглашение на последующий день рождения Кержакова. Вообщем, итальянца, как понятно, не звали и на предшествующий.

***

Подвиг Кержакова свел гостевые трибуны с мозга. Поступок Денисова оставил их в недоумении. Жест уважения и верности городку и клубу сообразили единицы. Без различия, что чужую эмблему он не целовал. Уходя от зенитовской трибуны с оплеванной спиной, Денисов ничего не поменял в головах тех, кто орал ему вслед. Для сине-бело-голубых правителей он как был, так и остался бы предателем, крохобором, шутом, даже если б не приложил руку к сердечку, а вырвал его и принес болельщикам.

Но будущее рассудит, кто повелитель, а кто шуты. Семечки, которые Денисов посеял в субботу своим поступком, в какой-то момент дадут ростки. И в родной Петербург он возвратится, увидите.

Есть сцены, которые не запамятовать.