"Вашингтон" продлил договор со шведским хоккеистом Йоханссоном

Сергей Карякин: Предложил Крамнику проставиться

- Наши поздравления с продлением договора с «Альпари»! Прошел год с начала вашего сотрудничества, чувствуете ли, что стали поближе к главной цели? - вопросец Карякину.

- Непременно, сейчас я участник турнира претендентов, формально до завоевания титула мне осталось сделать «всего» два шага. Думаю, без «Альпари» достигнуть этого было бы еще труднее… Приятно ощущать, что за твоей спиной стоит таковая массивная компания, способная решить любые вопросцы. Мы много общаемся и я вижу, что этих людей интересует не только лишь маркетинговая выгода от договора со мной, но им небезразличны сами шахматы и они желают посодействовать мне воплотить мечту.

- Как отреагировали ваши коллеги, когда вы в первый раз сели за шахматную доску с логотипом «Альпари»?

- Некие даже поздравляли. Зависти точно ни у кого не было. А вот любители и поболее слабенькие шахматисты почему-либо отнеслись к моему договору болезненно. Во всяком случае, за крайний год прочитал о для себя много ерунды… На данный момент все стало еще спокойней. Наверняка, люди привыкли.

- Как думаете, почему контракты подобные вашему - уникальность в шахматах?

- Для меня это загадка. Мне кажется, маркетинговая отдача от шахмат еще выше, чем, скажем, в футболе. Не вообщем, а в процентном отношении. Да, шахматы не так популярны, как игровые виды спорта, но там нужно вкладывать в рекламу миллионы баксов, а тут, чтоб засветиться, хватит и пары 10-ов тыщ.

- Если б не было поддержки «Альпари», двигаться вперед было бы сложней?

- Да, я был бы ограничен в выборе тренеров, еще сложнее было бы устраивать тренировочные сборы… Невзирая на то, что мне и иным ведущим игрокам России помогает федерация, для безупречной подготовки этих средств не постоянно хватает.

- Недешево сегодня стоит неплохой тренер?

- Прилично. Не так давно обратился одному из их с предложением поработать, он оценил свои сервисы в 500 евро в день. Кому-то это может показаться мелочью, но не шахматисту. Как досадно бы это не звучало, мы зарабатываем не очень много.

- Ваш самый успешный и самый плохой турнир в этом году?

- Самый успешный, конечно, Ставангер, где удалось взять 1-ое место, обойдя Карлсена. Наибольшее разочарование испытал, пожалуй, опосля Пекина, где начал 3 из 3, а в итоге окончил посреди турнирной таблицы. После чего стало ясно: через «Гран-при» мне в турнир претендентов не попасть.

- Что для вас воспрепядствовало сыграть лучше в «Гран-при»?

- Много было обстоятельств и шахматных и нешахматных. Я настраивался на эту серию и старался подвести себя в наилучшей форме конкретно к турнирам «Гран-при», но, видимо, просто «перегорел». Очень много поставил на карту! Опосля Пекина пришло полное опустошение. Осознавал, что упустил настоящий шанс выиграть серию.

- Можно огласить, что вы ехали на Кубок мира в Тромсе как на крайний бой? Как оценивали свои шансы отобраться в претенденты в «нокауте»?

- Считал, что шансы у меня хорошие. Дело в том, что я был первым кандидатом в перечне по рейтингу, - и ежели Аронян либо Крамник выходили в финал Кубка мира, то автоматом занимал их место. Кто-то из нас был должен дойти до финала.

- Эта мысль мешала играться с полной выкладкой?

- По-правде огласить, да. Но когда садился за доску, задумывался лишь о партии.

- Что ощутили, уступив на тай-брейке Дмитрию Андрейкину и вылетев в 1/8 финала, после этого могли надеяться лишь на фуррор Владимира Крамника?

- Это был мощный удар… Так как у меня были огромные шансы в «классике» - в белоснежной партии я получил большой перевес, но не сумел его воплотить… В спорте постоянно так: я упустил собственный шанс, Андрейкин - нет. Вынужден огласить, что Дима провел турнир отлично, он справедливо дошел до финала и стал претендентом.

- Что произнесли Крамнику посте того как он для вас так «подсобил»?

- Я поздравил его с победой, а он поздравил меня. Произнес, что это мне «подарок», но в турнире претендентов подарков от него уже не будет! Предложил ему в шуточку проставиться. Посмеялись… В наших отношениях это ничего не изменит.

- А что изменит в вашей жизни то, что вы стали претендентом? Когда и как будете готовится к мартовскому Турниру восьми?

- Новейший статус изменит мою мотивацию. Таковых шансов в жизни много не бывает, и нужно пользоваться им по полной. Так, в наиблежайшие полгода я хочет на сто процентов предназначить себя шахматам: сделать «работу над ошибками» и подвести себя к марту в лучшем состоянии - мне почти все нужно поменять в для себя, я это чувствую.

- Чувствуете в для себя силы выиграть турнир и кинуть перчатку чемпиону мира?

- До победы в Ставангере я колебался в этом, а на данный момент - нет. В том турнире мне удалось показать собственный потенциал, сейчас цель - вполне раскрыть его…

- В ноябре начнется матч за корону меж Виши Анандом и Магнусом Карлсеном. На кого поставите в этом поединке?

- Карлсен, естественно, победитель. За это говорит и его рейтинг, и победы практически во всех больших турнирах. Не в его пользу лишь два момента: то, что матч будет играть в Индии, и то, что у Ананда большой матчевый опыт. У Магнуса же его совершенно нет. Но, на мой взор, это не будет иметь решающего значения, и одолеет тот, кто окажется лучше за шахматной доской. С энтузиазмом буду смотреть за сиим поединком.

Сергей ВЯЗЬМИКИН, член совета директоров денежной компании «Альпари»:

- Мы заключили спонсорский контракт с Сергеем Карякиным годом ранее, и с того времени пристально смотрим за его фуррорами, за прогрессом шахматного общества России. Сергей искрометно провел этот год и вновь доказал, что он полон сил и желания стать наилучшим в мире. Продолжение нашего сотрудничества - показатель работы Карякина и нашей убежденности в том, что он сумеет вернуть шахматную корону в Россию.