Пора вернуть Аршавина в сборную

Гонка олимпийских вооружений

«Когда стало понятно, что человек не может достать, греки не выдумали ничего лучше, чем опустить факел еще немножко - пря-я-ямо на экран. Тот накренился так, что лопнули крепления, но, к счастью, устоял. А еще была история в Пекине…»

Техническое закулисье Олимпиад в устах увлекательного собеседника звучит как набор интересных баек. Тот большой экран на стадионе в Афинах был установлен прямо под факелом. В спешке, которая сопровождала подготовку Игр-2004, незначительно не рассчитали высоту. В итоге пострадавшую под тяжестью опускавшегося факела видеоаппаратуру пришлось чинить ночкой опосля завершения церемонии открытия. Мир ничего не увидел.

А в Пекине накануне старта Олимпиады-2008 установилась жара под 40 градусов, от что технику практически вспучило. Пришлось экстренно вносить конфигурации в конструкцию.

Огромные олимпийские стройки никогда не обходятся без схожих форс-мажоров. В Сочи, к примеру, выяснилось, что один из объектов вышел чуток больше указанных в проекте черт - и заказанного для него экрана, лентой опоясывающего здание изнутри, на всю протяженность не хватило. Пришлось незначительно поменять конфигурацию.

На все эти экраны, панели и камеры обычно обращают куда меньше внимания, чем, к примеру, на строительные решения либо системы хронометража. Но без этого Олимпиады тоже не сумеют стать реальным спортивным праздничком, оставшись просто забегами, прокатами и гонками. В наше время Игры не украсишь гирляндами из флагов. А публике не покажешь написанные от руки таблички. Никто из болельщиков, вероятнее всего, вообщем не увидит бессчетные системы видеоконференц-связи, но благодаря им (в Сочи МОК и Оргкомитет оснастили этими системами чуть ли не все объекты) Игры-2014 имеют все шансы пройти без сбоев.

Олимпиады издавна стали гонкой технических вооружений и выставкой достижений различных государств. Со времен первого, еще лампового, экрана, который компания Panasonic - официальный партнер МОК в протяжении крайних 25 лет - поставила для Игр в Лос-Анджелесе, техника и электроника сделали огромный путь, и сейчас в сочинском ледовом дворце «Большой» нас ожидает суперинновационный медиакуб.

Производители стремятся представить на Играх свои самые передовые разработки. Это так сложное оборудование, что его потенциал, как молвят спецы, в итоге употребляется в лучшем случае процентов на 20. Но каждые Игры все равно должны быть и в технологическом смысле круче прошлых.

В основном работы по оснащению олимпийских объектов техникой и электроникой начались в 2012 году. Один из инженеров в один прекрасный момент любезно проводил нас с сотрудниками в центр Адлера - и по тому, как уверенно он ориентировался в его замысловатой географии, стало понятно, сколько времени представителям его профессии в крайние месяцы и годы приходится проводить в олимпийском Сочи.

С инженерами компаний, которые тут работают, вообщем чрезвычайно любопытно. С одной стороны, им, как никому другому, понятно, что современные Олимпиады - это не только лишь высочайшие гуманистические эталоны, да и большой бизнес. Скажем, одно из более правдоподобных разъяснений, почему члены МОК предпочитают голосовать за города-кандидаты с масштабными планами новейшего строительства, я услышала конкретно от такового спеца.

При всем этом с этими людьми можно даже не пробовать иронизировать на тему олимпийского Сочи. Так как для их это титаническая работа.

Одним из самых накрученных объектов Игр-2014 почти все спецы именуют все этот же ледовый дворец «Большой». Это касается как фактически хоккейных технологий (борта, стекло, лед), так и электроники. Инноваторский медиакуб, которым тут страшно гордятся, представляет собой конструкцию весом практически 24 тонны, подвешенную под потолком в центре арены.

Рядовой болельщик, вероятнее всего, не направит внимания на закругленные углы и отсутствие швов, над чем бились фаворитные - японские не лишь - мозги. Но точно запомнит, что в решающий момент ему проявили большим планом глаза Ковальчука либо Овечкина. Либо во время олимпийского финала в паузе вывели на экран его отпрыска либо дочку. Анимированная надпись «Гол!» вдоль так именуемого экрана-фасции еще больше усилит болельщицкие эмоции.

Куб собирали практически месяц усилиями профессионалов компании-производителя и местных рабочих. Длина наружного полотна составляет 24 м, при всем этом меж модулями нельзя просунуть даже лезвие ножика. Представьте, какой обязана быть точность сборки, чтоб все сошлось.

Оснащение ледового дворца «Айсберг», где пройдут соревнования по фигурному катанию и шорт-треку, искушенные мастера именуют наиболее обычным и «немного традиционным». Хотя никому из публики это, вероятнее всего, даже не придет в голову. Уже в процессе реализации проекта заказчика удалось уговорить на наиболее продвинутые экраны - размер 1-го модуля уменьшили с 20 мм до 10. Зрители, которые увидят больше деталей на костюмчике Евгения Плющенко либо Татьяны Волосожар, сумеют огласить спасибо.

Зато тут все системы управления медиакубом дублируются: стоимость секундного сбоя во время трансляции, по слухам, составляет несколько тыщ баксов, которые придется выплатить вещателю.

Очередной плотно нашпигованный техникой объект - санно-бобслейный комплекс «Санки». Одна из самых впечатляющих цифр: установлено около 300 камер видеонаблюдения - как стационарных, так и поворотных (другими словами способных смотреть за попавшей в объектив целью). Часть из их употребляется по прямому назначению - для охраны периметра. Сохранность Игр - один из ценностей организаторов. Отсюда и бессчетные столбы, увенчанные пучками видеоаппаратуры.

Но с ее же помощью в «Санках» было реализовано новаторское решение - камеры повесили вдоль желоба приблизительно через каждый 30 м. Не прячется, что это чрезвычайно недешево. Производителям аппаратуры даже пришлось пойти на маленькой технический компромисс и выбрать чуток наименее скорые камеры. Но ежели на прошлых Играх вдоль трека их было всего несколько, то тут возникла возможность повесить камеры в подходящем количестве, не сделав стоимость проекта совершенно заоблачной.

Эти камеры вдоль трека, как и гасящие скорость контруклоны, призваны сделать трассу наиболее безопасной. Те, кто воспринимает решение о запуске последующего экипажа, могут просматривать весь трек (протяженностью 1814 м) и созидать, успели ли спортсмены его покинуть.

В протяжении 2-ух прошлых сезонов, по данным эксплуатирующей организации «Олимпстрой», тут было проведено 17 500 спусков. Около 30 из их завершились падениями, но все обошлись без суровых последствий.

Над санно-бобслейной трассой возвышается большущая конструкция стационарного экрана. Даже к такому - казалось бы, рядовому - объекту на Играх предъявляется масса требований: он должен быть устойчив к влаге, пыли и грязищи, а изображение обязано быть различимо даже под прямыми лучами солнца.

К нашему приезду в «Санках» 3-ий день намораживали лед в желобе. Уже 27 сентября сюда приедет для занятий российская сборная. А сначала ноября пройдет интернациональная тренировочная неделька для всех.

С началом сборов и соревнований техника и электроника опять уйдут в тень. Но ежели позже люди будут вспоминать, как много узрели на Играх, для тех, кто сделал технологические чудеса, это будет главной победой.